You are here
Home > smart articles > Письмо № 154, из Национальной школы архитектуры в Париже

Письмо № 154, из Национальной школы архитектуры в Париже


Мария Троицкая мечтала жить во Франции с самого детства, но сразу после школы переезжать не решилась. Поступив в МАРХИ, она неожиданно для самой себя увлеклась кондитерским делом и чуть было не отказалась от своей мечты. Сейчас Мария учится в магистратуре в Париже, изучает образы животных в творчестве Ле Корбюзье и думает, как совместить две свои главные страсти — торты и архитектуру.

Мария Троицкая, 21 год

— Где ты сейчас учишься и чему? Почему именно там?

— Я учусь на первом курсе магистратуры в Ecole nationale superieure d’architecture de Paris-Malaquais в Париже. Жить и учиться во Франции было моей мечтой с 9 лет, когда я только начала учить французский. В конце школы я выбирала между Лиллем и Марселем, почему-то не рассматривая Париж. Однако мои профессоры и преподаватели посоветовали остановить выбор на столице, так как там находятся лучшие архитектурные школы. Место для будущего обучения нужно было выбрать заранее — для этого я в декабре 2015 года поехала в Париж, чтобы сдать экзамен DELF B2 и заодно посетить все основные архитектурные школы, пообщаться с преподавателями, студентами, погулять по территории. После этих визитов я решила поступать в Paris-Malaquais и Val de Seine. Но известный историк и теоретик архитектуры Жан-Луи Коэн посоветовал мне поступать в Paris-Malaquais и Paris Belleville как в более серьезные школы. И его мнение было решающим. А Paris-Malaquais во многом выигрывала лично для меня у Belleville, начиная с месторасположения (в самом центре Парижа, недалеко от Лувра) и заканчивая тем, что сама школа расположена в здании, построенном Огюстом Перре в 1950-е годы. А пространства школы изящных искусств по соседству вдохновляют каждый раз, когда попадаешь в центральный зал, перекрытый кружевным стеклянным куполом.

— Как возникло желание поехать за рубеж?

— Как только я начала учить французский, сразу почему-то поняла, что буду жить во Франции. Мне нравилось все французское, это была волшебная страна. После первого визита в 15 лет я совсем не разочаровалась (хотя боялась этого), а, наоборот, влюбилась еще сильнее. С каждым годом любовь крепла, а я морально готовила себя к переезду, но только после окончания Московского архитектурного института (МАРХИ). Я поступила в институт, когда мне только исполнилось 16 лет, — я еще была не готова уезжать. Я отучилась пять лет, и у меня появилась возможность продолжить обучение во Франции. К тому же из-за новой программы в нашем институте после пяти лет учебы сейчас дают диплом бакалавра — мне не хотелось быть единственным бакалавром в семье специалистов, кандидатов и докторов наук.

При этом еще на втором курсе института я начала худеть и интересоваться диетическими десертами. У меня многое не получалось, но нравился сам процесс. Спустя пару месяцев мне захотелось приготовить что-то сладкое и не диетическое, чтобы угостить семью и друзей. Я начала с самых сложных рецептов — макарон и муссовых тортов. Постепенно мое хобби превратилось в профессию. Я стала делать торты на заказ, совмещая это с учебой в вузе. У меня даже был слоган: «Днем — архитектор, ночью — кондитер». Параллельно с МАРХИ я успела поучиться в трех разных кондитерских школах Парижа (Дюкасса, Мишалака и Bellouet Conseil), поработать у известного кондитера Антонио Башура в Майами. Меня стали замечать, приглашать обучать персонал в кондитерских, проводить мастер-классы, заказывать интересные торты и свадебные столы. Последние три года учебы в архитектурном я вела практически двойную жизнь.

Фото предоставлено Марией Троицкой

Однако самый тяжелый период для меня был этим летом, перед переездом. К этому времени я разработала десертную линию, нашла и обучила команду для новой московской кондитерской Californicaketion. Началась новая интересная глава моей жизни, которую из-за отъезда пришлось не то что перелистнуть, но немного перестроить. В тот период даже были мысли отказаться от учебы и мечты, а вместо этого остаться в Москве, продолжать развивать успешный бизнес и строить карьеру.

— Расскажи про процесс поступления.

— Чтобы процесс поступления был максимально простым и быстрым, нужно зарегистрироваться на сайте Campus France и отправлять документы в выбранные школы через эту организацию. Все это делается заранее, я отправляла документы в январе. Для магистратуры во Франции необходимо иметь диплом о знании языка, хорошо составленное мотивационное письмо, красивое портфолио, средний балл выше 4,5 и все оценки за годы обучения, переводы всех документов на французский. Если сделать все качественно и вовремя, то положительный ответ придет уже в конце марта и можно начинать собирать документы для визы и искать жилье. Подробно о процессе поступления я уже рассказывала.

— Из чего состоит учебный процесс?

— В начале сентября нужно уже быть в школе, заполнить необходимые анкеты, записаться, принести переводы оригинала диплома и оплатить учебу (государственное образование во Франции бесплатное, студент оплачивает страховку и небольшой организационный взнос). В середине сентября нужно изучить студии по проекту, исследованию и дополнительному предмету и написать по три мотивационных письма на каждый из предметов (всего девять). Мотивационные письма читают и преподаватели, и администрация, а потом они распределяют всех студентов в разные группы. Иногда студент может попасть в студию, которую указывал третьей по приоритету.

Учеба начинается в первых числах октября. В неделю у нас четыре дня заняты учебой: проектная студия, лекции, уроки английского, занятия по исследованию и дополнительному предмету. К сожалению, школа закрыта в выходные, поэтому в библиотеке я работаю лишь в свободную от учебы пятницу. Главный предмет — это архитектурный проект, каждый год необходимо делать два разных проекта. Они могут быть абсолютно разные: можно снять кино про архитектуру, написать пьесу, придумать здание или предложить новый план квартала в Афинах. Исследование длится три семестра. Я выбрала теоретическую кафедру, у нее самые серьезные и сложные требования. До Нового года есть две недели каникул, но так как все защиты и сдачи в январе, в новогодние каникулы вряд ли кто-то полноценно отдыхает. В январе все сдают проекты, первые главы исследований, тесты и экзамены. А потом до обязательного воркшопа, который длится неделю в начале февраля, у всех снова небольшие каникулы.

— В чем основная разница в обучении, если сравнивать с Россией?

— Основная разница — безграничная свобода в самовыражении. Возможно, я это ощущаю еще сильнее, так как учусь в самой творческой архитектурной школе из всех парижских, этому способствует соседство со знаменитой школой изящных искусств (Ecole nationale superieure des Beaux-Arts de Paris). Если сравнивать процесс обучения в Malaquais с МАРХИ, то здесь у тебя никогда нет ни конкретных задач, ни рамок, ни правил. Ты сам выбираешь объект или сферу, придумываешь задачи, гипотезу, цели и способы воплощения. Это касается практически всех предметов в Malaquais. Например, я выбрала экспериментальную проектную студию, нашими преподавателями были архитектор, историк и теоретик архитектуры из Колумбийского университета в Нью-Йорке Ариэла Кац и хореограф Жюли Деспрери. Сначала меня смутило то, что проект будет преподавать хореограф, но впоследствии я ни разу не пожалела. Это меняет сознание, перестаешь мыслить ярлыками и шаблонами, что, к сожалению, присутствует в МАРХИ. Первое время мне было очень тяжело воспринимать информацию и придумывать тему проекта, потому что я привыкла, что в Москве у нас есть конкретная задача — к примеру, спроектировать музей: есть площадки для проектирования будущего здания в Москве или в регионах России, есть план сдач, есть перечень того, что должно быть на финальной доске, более того, есть негласное правило, как разместить чертежи и перспективы на подрамнике, чтобы было правильно и красиво, а также есть некий «МАРХИ-стиль» — какие-то архитектурные приемы, которые нравятся всем и их точно оценят преподаватели. В итоге это отучает быть ответственным и самостоятельным — зачем, ведь заранее за тебя все решили.

Также не могу не отметить, что в Москве практически нет работы в группах и анализа перед проектированием, мало устных презентаций, дебатов, дискуссий. В Malaquais мы больше двух месяцев тщательно анализировали, искали информацию, посещали архивы, создавали статистику. В итоге мы оформили все в небольшие красивые книжечки, жюри оценило.

  • Фото предоставлено Марией Троицкой

  • Фото предоставлено Марией Троицкой

  • Фото предоставлено Марией Троицкой

  • Фото предоставлено Марией Троицкой

  • Фото предоставлено Марией Троицкой

? / ?

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— Мне повезло с проектным ателье. У нас была экспериментальная группа Ариэлы Кац и хореографа Жюли Деспрери. Каждую неделю нужно было посещать какое-то культурное мероприятие (выставку, спектакль, перформанс) и написать «fiche» — свои впечатления и мысли. В конце семестра мы сверстали собственные «коллекции культурных событий Парижа». Каждую неделю выбирали одного из студентов, и он должен был принести на занятие какое-то национальное угощение (у нас была интернациональная группа), мы всегда ждали перерыва в 16:00 — время чаепития. К тому же конкретно я была счастлива знакомству с Ариэлой: как оказалось, она была студенткой Жана-Луи Коэна, когда училась в Нью-Йорке, поэтому много рассказывала нам про историю архитектуры, читала лекции лично для нас. А благодаря Жюли у нас часто были странные и необычные задания, связанные с языком тела, танцем, хореографией. Это развивало и помогало перестать стесняться.

— Где ты живешь?

— Я живу в 14-м районе Парижа, в студии площадью девять квадратных метров с туалетом в коридоре и окном в крыше. Добраться до школы можно за 10 минут на метро и 35 минут пешком. Найти и снять жилье в Париже сложно, а мест в общежитиях практически нет. Почти все мои друзья живут в «collocation», когда одну квартиру снимают несколько человек. Но мне всегда хотелось жить одной. Основная сложность в аренде жилья — обязательное наличие гаранта — гражданина Франции, который готов за тебя поручиться. Так как практически ни у кого из иностранных студентов нет таких гарантов, снять жилье — большая головная боль и одна из самых любимых тем для обсуждений среди друзей. Но, несмотря на девять метров и отсутствие духовки, я все равно умудрилась приготовить сложный торт для финального жюри по проекту для нашего совместного чаепития, так как все очень ждали этого и мечтали попробовать.

Многому учишься, начиная жить в Париже. Например, была забавная история в мой первый же день в Париже, когда я вышла из квартиры без ключа, подперев дверь ботинком. Как только я отвернулась от двери, раздался щелчок — она захлопнулась. А я стою в коридоре в пижаме, тапочках, без телефона, денег, паспорта. Хозяйка не сказала, что почти все входные двери в Париже закрываются сами, а мне и в голову не пришло, что надо уточнить. В тот день я от стресса быстро заговорила по-французски, забыв про языковой барьер и стеснения, и все закончилось хорошо. Потом первые недели три меня каждый день подстерегали какие-то невероятные и непривычные бытовые ситуации.

В Париже начинаешь ценить пространство и радоваться таким обыденным вещам, как лифт в доме, туалет внутри квартиры, стиральная машина и, конечно, духовка.

Фото предоставлено Марией Троицкой

— Какие бонусы дает статус студента?

— Во Франции очень выгодно быть молодым и студентом. До 26 лет ты можешь оформить недорогой проездной на метро, много различных скидок в музеи, кино, на некоторые выставки, кафе, билеты на поезда. Также самая большая помощь от государства — это CAF, организация, которая возвращает некоторую сумму от ежемесячной аренды, благодаря этому можно позволить снять себе более-менее комфортное жилье со скидкой. Также есть студенческие столовые, одна из таких находится недалеко от нашей школы, Crous, где обед из шести наименований стоит всего 3,25 евро.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— Сейчас я продолжаю заниматься феноменом Ле Корбюзье, гения, которого изучаю более трех лет и которому посвятила свой диплом в МАРХИ, перевела с французского на русский пять его книг. Выбор теоретической кафедры позволил мне продолжить мою исследовательскую работу. Однако из-за общего направления и темы моей кафедры в 2016–2017 годах — животные — мне пришлось немного сменить курс исследования, поэтому пока я изучаю символы и образы животных в творчестве Ле Корбюзье и связи между ними. Мне нравится, что благодаря моей теме я могу часто посещать фонд Ле Корбюзье в Париже — самое тихое, умиротворенное и красивое место города.

— Каковы твои планы на будущее?

— Я стараюсь не планировать что-то больше, чем на месяц вперед, потому что иногда не знаю, где окажусь завтра и что новое меня увлечет. Пока есть просто ориентиры: завершить обучение в магистратуре, возможно, после этого получить диплом HMO, который позволяет открыть свое собственное архитектурное бюро во Франции. Также хочу продолжить изучать Ле Корбюзье, опубликовать свои труды, защитить диссертацию на французском и русском языках.

Но на самом деле у меня более дерзкие мечты — открыть собственную кондитерскую в Париже, чтобы совместить две мои страсти — любимый город и любимое дело, продолжая изучать творчество Ле Корбюзье в свободное от тортов время.

Источник: TheoryAndPractice.ru

Related Post

Top