You are here
Home > smart articles > Футуролог Жан-Кристоф Бонис: «Перспектива войны между роботами и людьми вполне реальна»

Футуролог Жан-Кристоф Бонис: «Перспектива войны между роботами и людьми вполне реальна»


Диджитал-аналитик и футуролог Жан-Кристоф Бонис уверен, что искусственный интеллект — одновременно лучшее и худшее изобретение человечества, но надеется, что это не последнее, что придумали люди. T&P поговорили с ним о том, какое образование позволит исследовать будущее, как технологии делают нас человечнее и изменится ли жизнь за 20 лет.

— Почему вы занимаетесь будущим? Мечтали об этом с детства, как некоторые мечтают о космосе или науке?

— Нет, будущее меня не интересовало. Но родители всегда говорили, что я умный, и я привык к этой мысли. Помню, что всегда понимал технологии. В шесть лет мне доверили ухаживать за первым и единственным компьютером в школе. Родители хотели для меня классической карьеры: чтобы я получил хорошее образование и потом нашел нормальную стабильную работу. Я не знал, чего хотел, но точно не этого. Я начал работать в хэдж-фондах, сначала ассистентом, а затем аналитиком — много лет я просто собирал и аккумулировал информацию, пока однажды не понял, что у меня формируется весьма конкретное видение мира. Наверное, тогда я и решил, что хочу работать самостоятельно.

— А какие знания нужны, чтобы стать футурологом?

— Можно окончить музыкальную школу, но на нотном листе видеть только черные знаки. А некоторые, едва взглянув на нотный лист, уже слышат музыку. Или вот вспомните «Матрицу»: линии кодов, идущих вниз. Большинство видит в них лишь линии кодов, а кто-то видит будущее.

Если просто окончить университет, футурологом, конечно, не стать. Первое, к чему нужно себя приучить, — интересоваться всем. Абсолютно всем. Много читать, следить за новостями: экономическими, геополитическими, социальными — всеми. Во-вторых, изучать людей во всех их проявлениях: хороших и плохих, анализировать их поведение и реакции. Нужно знать, что происходило раньше и что происходит сейчас, чтобы увидеть, как устроен мир и куда он движется.

Но, к сожалению, и этого недостаточно. Эта работа отнимает много времени и сил и не приносит мгновенного результата. Ты годами собираешь информацию из всех возможных источников. Какая-то информация окажется полезной в данный момент, какая-то пригодится позже, но однажды количество перерастет в качество. Мозг начинает преобразовывать весь массив накопившихся данных в конкретное понимание того, что будет происходить в той или иной отрасли.

— Раньше существовала такая профессия?

— Само понятие «футуролог» относительно новое, поскольку тесно связано с инновациями. Раньше футурологи были скорее проспективистами, анализировали тренды и выпускали экономические прогнозы. Затем эволюционировали в отдельную профессию, перемещая фокус на взаимоотношения между людьми и технологиями, а также между самими людьми под влиянием технологий.

Фото из архивов пресс-службы

— Благодаря навигаторам людям больше не нужно самостоятельно ориентироваться в пространстве. Но не станет ли это причиной когнитивной дисфункции, когда мы вскоре не сможем самостоятельно решать даже самые элементарные задачи?

— Помните толстяков из мультфильма «ВАЛЛ-И»? Это вполне может случиться с нами. Но мы люди, разумные существа, которые должны сами понимать и объяснять своим детям разницу между практической пользой и потерей себя. Да, я считаю, что не нужно тратить время на построение маршрута самостоятельно, когда это может сделать «Яндекс», но нужно уметь читать карты. Это вопрос государственного образования, родительской ответственности и осознанности самого человека. Разницу между рациональной необходимостью и чем-то совершенно искусственным и вредным нужно понять и усвоить.

Самый очевидный риск создает виртуальная реальность — можно потерять себя и свою настоящую реальность. Я верю, что у каждого человека есть дар, но большинство не хотят его искать. Виртуальная реальность способна обмануть все ваши чувства, создать идеальный мир, в котором человек захочет жить, отдаляясь от самого себя. Многим компаниям невыгодно доставать из человека этот дар, зато выгодно продвигать свои «идеальные» продукты в «идеальном» мире.

— 20 лет назад люди пользовались пейджерами и фотографировали на Kodak, а теперь всего этого больше нет. Что исчезнет еще через 20 лет?

— Телевидение в классическом смысле полностью изменится. Телеканалы умрут, это уже происходит. Изменится отношение к понятию собственности. Скажите, так ли вам нужна собственная квартира или машина? Или вам важна сама фундаментальная потребность — иметь крышу над головой и возможность передвигаться? Взгляд на эти концепции изменится. Товары и услуги смешаются. Uber и Airbnb — это только начало. Технология блокчейн также будет этому способствовать (блокчейн — база данных, в которой хранятся все когда-либо происходившие транзакции. — Прим. ред.). Люди будут по-другому реализовывать свои базовые потребности. Это затронет все аспекты жизни: дом, питание, сон, даже секс. Вы знаете, что уже сегодня 48% японцев выбирают робота, а не живого человека в качестве сексуального партнера? Оказавшись сейчас в 2036 году, мы бы просто не узнали наш привычный мир.

— На лекциях вы рассказываете, что технологии в перспективе могут помочь нам стать человечнее. Почему?

— Искусственный интеллект — одновременно лучшее и худшее изобретение человечества. Эта технология может убить нас как вид. Я гуманист, но должен признать, что сообща люди часто бывают очень глупы. Веками они совершают одни и те же ошибки, обрекая целые страны на нищету, голод и войны из-за политических, финансовых или религиозных амбиций. Перспектива войны между роботами и людьми в будущем, к великому сожалению, вполне реальна, но я искренне надеюсь, что искусственный интеллект не станет нашим последним изобретением.

Я уверен — человек способен ужиться с машинами и даже выиграть от этого. Интернет вещей может взять на себя большую часть наших ежедневных забот и снять с нас необходимость самим выполнять множество роботизированных функций. Мы получаем в свое распоряжение бесценный ресурс, который нельзя купить, — время. Время, которое мы можем потратить куда хотим и как хотим. Не спорю, что многие будут проводить это время на диване, но найдутся и те, кто даст волю своим эмоциям и найдет им применение.

— Какие бренды отвечают вашему представлению о человечности?

— Приведу три примера. Первый — это Decathlon. Многие годы они строили ретейл на двух принципах: инновации и качество. Сегодня это мировой образец бренда, который прежде всего думает не о продажах, а о людях. Второй пример — Apple и, в частности, их конфликт с ФБР. С логической точки зрения это был сумасшедший поступок, но с точки зрения брендинга это победа. Понимаете, это было не ради бизнеса, это образ мышления. Даже если придется пойти против правительства, даже если они потеряют деньги. Этим они и отличаются от конкурентов, которые просто продают телефоны. Наконец, Facebook — Марк Цукерберг ведь работает не ради денег. Конечно, это бизнес, но деньги для него не самоцель. У него есть видение, он делает то, что делает, для людей. Он инвестирует в образование, использует деньги, чтобы сделать человечество лучше.

— Кто вдохновляет вас на позитивные мысли в условиях такой неопределенности?

— Марк Цукерберг, Илон Маск, Стивен Хокинг. Все те, кто знает, куда и зачем идут. Все, кто работает ради чего-то большего, чем деньги. Кто сделает все ради достижения цели и не остановится, даже если придется терпеть трудности и спать на полу, что лично мне приходилось делать не один раз. А вообще, красоту ведь можно найти в самых обычных вещах. Хорошая книга или опера могут заставить меня плакать.

Источник: TheoryAndPractice.ru

Related Post

Top